skip to Main Content
+7 (4862) 76-22-25 psychonevr@yandex.ru

Кризис современной психиатрии концептуальное наследие Г.Е. Сухаревой

Когда состо­я­ние нау­ки и опи­ра­ю­щей­ся на нее прак­ти­ки пре­тер­пе­ва­ет кри­зис (есте­ствен­но-дина­ми­че­ский или/и соци­аль­но-эко­но­ми­че­ский), самым разум­ным явля­ет­ся обра­ще­ние к ее исто­ри­че­ско­му про­шло­му и тем базис­ным иде­ям, поло­же­ни­ям и прин­ци­пам, кото­рые были зало­же­ны ее осно­ва­те­ля­ми, кори­фе­я­ми и лиде­ра­ми.

Есте­ствен­но­на­уч­ный под­ход, пред­став­лен­ный «био­ло­ги­че­ской пси­хи­ат­ри­ей», осно­вы­ва­ет­ся по опре­де­ле­нию ака­де­ми­ка М.Е. Вар­та­ня­на (1983) на дости­же­ни­ях гене­ти­ки, био­хи­мии, имму­но­ло­гии, эндо­кри­но­ло­гии, ней­ро­мор­фо­ло­гии, ней­ро­фи­зио­ло­гии, и пси­хо­фар­ма­ко­ло­гии. Одна­ко, в нашей стране он поче­му-то до сих пор игно­ри­ру­ет социо­био­ло­гию и ее состав­ную часть – это­ло­гию, осно­во­по­лож­ни­ки кото­рой – К. Лоренц, Н. Тин­бер­ген и К. фон Фриш в 1973 году полу­чи­ли Нобе­лев­скую пре­мию «за откры­тия, свя­зан­ные с созда­ни­ем и уста­нов­ле­ни­ем моде­лей инди­ви­ду­аль­но­го и груп­по­во­го пове­де­ния живот­ных» (к коим отно­сит­ся и homo sapiens). В ныне декла­ри­ру­е­мую био­пси­хо­со­ци­аль­ную модель поче­му-то не вхо­дит соци­аль­но-био­ло­ги­че­ская состав­ля­ю­щая. Такие био­ло­ги­че­ские кате­го­рии, как инди­ви­ду­аль­ные, репро­дук­тив­ные и соци­аль­ные инстинк­ты отсут­ству­ют и в оби­ход­ном пси­хи­ат­ри­че­ском лек­си­коне, и в Меж­ду­на­род­ной клас­си­фи­ка­ции пси­хи­че­ских и пове­ден­че­ских рас­стройств (МКБ-10).

Дет­ская пси­хи­ат­рия, в силу сво­ей онто­ге­не­ти­че­ской сущ­но­сти, в лице Г.Е. Суха­ре­вой (1955), пред­ла­га­ет есте­ствен­но­на­уч­ную (эво­лю­ци­он­но-био­ло­ги­че­скую) кон­цеп­цию для постро­е­ния инте­гра­тив­ной тео­рии всей пси­хи­ат­рии. Целью дан­но­го сооб­ще­ния явил­ся ана­лиз основ­ных поло­же­ний науч­но­го насле­дия Г.Е. Суха­ре­вой в кон­тек­сте насто­я­ще­го состо­я­ния и пер­спек­тив нашей спе­ци­аль­но­сти.

В сво­их зна­ме­ни­тых «Лек­ци­ях…» Г.Е.Сухарева пишет: «При­спо­со­би­тель­ные и защит­ные меха­низ­мы выра­ба­ты­ва­ют­ся живот­ны­ми и чело­ве­ком в про­цес­се эво­лю­ци­он­но­го раз­ви­тия во вза­и­мо­дей­ствии орга­низ­ма с внеш­ней сре­дой». Это­ло­гия чело­ве­ка еще в 80-х годах про­шло­го века про­дол­жа­ла офи­ци­аль­но декла­ри­ро­вать­ся в нашей стране в каче­стве «реак­ци­он­но­го, анти­марк­сист­ско­го направ­ле­ния» антро­по­мор­физ­ма (Крат­кий пси­хо­ло­ги­че­ский сло­варь, 1985) и фак­ти­че­ски нахо­ди­лась под запре­том. Гото­вя свои лек­ции к пуб­ли­ка­ции еще при жиз­ни Ста­ли­на Г.Е. Суха­ре­ва вынуж­де­на была огра­ни­чить иллю­стра­цию клю­че­во­го тези­са эво­лю­ци­он­но-био­ло­ги­че­ской кон­цеп­ции лишь физио­ло­ги­че­ски­ми при­ме­ра­ми, а врож­ден­ные меха­низ­мы пове­де­ния оста­вить за скоб­ка­ми. Сей­час же пре­одо­ле­ние антро­по­цен­триз­ма и обра­ще­ние к это­ло­ги­че­ской и, в более широ­ком смыс­ле, к социо­био­ло­ги­че­ской пара­диг­ме пси­хи­ат­рии явля­ет­ся и акту­аль­ным, и вполне воз­мож­ным на пути к созда­нию «пони­ма­ю­щей пси­хо­па­то­ло­гии».

Раз­ви­тие же пси­хи­ат­рии ран­не­го воз­рас­та вооб­ще не мыс­ли­мо без это­ло­ги­че­ско­го под­хо­да, посколь­ку ребе­нок уже рож­да­ет­ся с широ­ким репер­ту­а­ром фило­ге­не­ти­че­ски закреп­лен­но­го пове­де­ния, наслед­ствен­ны­ми про­грам­ма­ми и моде­ля­ми его онто­ге­не­ти­че­ско­го «оче­ло­ве­че­нья» (Клин­ков В.Н., 1995; Микир­ту­мов Б.Е., Кощав­цев А.Г., Гре­ча­ный С.В., 2001; Само­хва­лов В.П., Гиль­бурд О.А., Его­ров В.И., 2011; Шев­чен­ко Ю.С., 2011; Хай­рет­ди­нов О.З., 2015). Зна­ние основ­но­го посту­ла­та это­ло­гии, гла­ся­ще­го, что любое пове­де­ние изна­чаль­но, в эво­лю­ци­он­ном (фило-онто­ге­не­ти­че­ском смыс­ле) име­ет защит­ный и/или при­спо­со­би­тель­ный харак­тер (Eibl-EibesfeldtI., 1985), поз­во­ля­ет более широ­ко оце­нить сле­ду­ю­щее поло­же­ние Г.Е.Сухаревой, каса­ю­ще­е­ся при­ро­ды пси­хи­че­ских и пове­ден­че­ских рас­стройств.

Ссы­ла­ясь на рабо­ты И.П. Пав­ло­ва автор эво­лю­ци­он­но-био­ло­ги­че­ской кон­цеп­ции ука­зы­ва­ет на необ­хо­ди­мость диф­фе­рен­ци­а­ции симп­то­мов ущер­ба и ком­пен­са­ции и уче­та воз­мож­ной дина­ми­ки послед­них из ком­пен­са­тор­ных фено­ме­нов в гипер­ком­пен­са­тор­ные, а далее — в услов­но пато­ло­ги­че­ские и соб­ствен­но пси­хо­па­то­ло­ги­че­ские. Это важ­но при рас­смот­ре­нии таких кли­ни­че­ских форм как «син­дром дефи­ци­та вни­ма­ния с гипе­р­ак­тив­но­стью», «рас­строй­ства аути­сти­че­ско­го спек­тра», «обсес­сив­но-ком­пуль­сив­ные рас­строй­ства», систем­ные, пси­хо­со­ма­ти­че­ские рас­строй­ства, рас­строй­ства при­вы­чек и вле­че­ний, при ана­ли­зе вза­и­мо­от­но­ше­ний в струк­тур­но-дина­ми­че­ских диа­дах «фобии-мании», раз­ви­тия бре­да («пре­сле­ду­е­мый-пре­сле­до­ва­тель») и проч. Отсут­ствие такой диф­фе­рен­ци­а­ции направ­ля­ет уси­лия прак­ти­че­ско­го вра­ча на борь­бу с бро­са­ю­щи­ми­ся в гла­за симп­то­ма­ми ком­пен­са­ции, а не ущер­ба (напри­мер, на подав­ле­ние дви­га­тель­ной рас­тор­мо­жен­но­сти детей с СДВГ, вме­сто повы­ше­ния тону­са их цере­браль­ной коры), а орга­ни­за­то­ров здра­во­охра­не­ния про­во­ци­ру­ет кон­цен­три­ро­вать­ся на помо­щи детям с гипер­ки­не­ти­че­ски­ми рас­строй­ства­ми пове­де­ния, забы­вая о том, что детей с дефи­ци­том вни­ма­ния без гипе­р­ак­тив­но­сти (т.е. лишен­ных соб­ствен­ных ком­пен­са­тор­ных ресур­сов) в три раза боль­ше (Сухо­ти­на Н.К., 2017).

Гово­ря о симп­то­мах «мало спе­ци­фич­ных для дан­ной болез­ни, отоб­ра­жа­ю­щих харак­тер при­спо­со­би­тель­ных, защит­ных реак­ций организма»и ссы­ла­ясь на рабо­ты И.В.Давыдовского, Г.Е.Сухарева по сути гово­рит об адап­та­ци­он­ном син­дро­ме, как нозо­ло­ги­че­ски неспе­ци­фи­че­ской реак­ции на стресс. Дан­ное поло­же­ние сего­дня крайне цен­но для раз­ра­бот­ки кон­цеп­ции пси­хо­па­то­ло­ги­че­ско­го диа­те­за, в под­хо­де к кото­рой у оте­че­ствен­ных иссле­до­ва­те­лей обна­ру­жи­ва­ет­ся мас­са «базаль­ных» про­ти­во­ре­чий (Шев­чен­ко Ю.С., Баз­ды­рев Е.И., 2013). Пред­став­ля­ет­ся, что шизо­ти­пи­че­ское рас­строй­ство, веге­то­со­су­ди­стая дисто­ния, цик­ло­ти­мия, неэпи­леп­ти­че­ские парок­сиз­мы и «доб­ро­ка­че­ствен­ная эпи­леп­сия» — это болез­ни адап­та­ции как резуль­тат небла­го­при­ят­ной дина­ми­ки адап­та­ци­он­но­го син­дро­ма у носи­те­лей соот­вет­ству­ю­ще­го диа­те­за (шизо­ти­пи­че­ско­го, нев­ро­па­ти­че­ско­го, тимо­па­ти­че­ско­го, эпи-типи­че­ско­го) и пред­став­ля­ют собой кон­сти­ту­ци­о­наль­ную аль­тер­на­ти­ву про­гре­ди­ент­ных эндо­ген­ных нозо­ло­гий (Шев­чен­ко Ю.С., Баз­ды­рев Е.И., 2013).

Под­чер­ки­вая, что «про­цесс при­спо­соб­ле­ния орга­низ­ма к окру­жа­ю­щей сре­де име­ет место не толь­ко в нор­маль­ных, но и в пато­ло­ги­че­ских усло­ви­ях суще­ство­ва­ния орга­низ­ма» и назы­вая его «при­спо­соб­ле­ни­ем в пато­ло­гии» Г.Е. Суха­ре­ва пред­вос­хи­ти­ла кон­цеп­цию Н.П. Бех­те­ре­вой об «устой­чи­вом пато­ло­ги­че­ском состо­я­нии» (УПС), как ущерб­ном, но адап­ти­ру­ю­щем гомео­ста­зе, сме­ня­ю­щим стрес­со­вую неста­биль­ность, дли­тель­ное нахож­де­ние в кото­рой угро­жа­ет всей систем­ной орга­ни­за­ции боль­но­го. Нали­чие УПС объ­яс­ня­ет затруд­не­ния в лече­нии хро­ни­че­ских рас­стройств, нестой­кость чисто симп­то­ма­ти­че­ско­го лече­ния и обу­слов­ли­ва­ет необ­хо­ди­мость вклю­че­ния в тера­пев­ти­че­скую стра­те­гию во-пер­вых – холи­сти­че­ско­го мно­го­уров­не­во­го (био­ло­ги­че­ско­го, пси­хо­ло­ги­че­ско­го, соци­аль­но-лич­ност­но­го) под­хо­да к струк­ту­ре «боль­ной-болезнь», во-вто­рых – уси­лий, направ­лен­ных на сано­ген­ные изме­не­ния в более общих систе­мах, в кото­рые дан­ная струк­ту­ра вхо­дит в каче­стве под­си­сте­мы (семья, шко­ла, рефе­рент­ная груп­па), в-тре­тьих – реа­ли­за­цию на всех этих уров­нях лечеб­но-стрес­со­вых форм воз­дей­ствия, спо­соб­ных разо­рвать инерт­ные свя­зи, под­дер­жи­ва­ю­щие УПС, дабы в резуль­та­те эус­трес­са (по Г.Селье) новая ста­би­ли­за­ция ока­за­лась каче­ствен­но более нор­ма­тив­ной.

К сожа­ле­нию, в этом смыс­ле совре­мен­ное состо­я­ние нашей пси­хи­ат­рии пред­став­ля­ет­ся регрес­сив­ным. Отка­зав­шись от таких актив­ных тера­пев­ти­че­ских тех­но­ло­гий, как инсу­ли­но­вые шоки, ЭСТ, «удар­ные дозы», одно­мо­мент­ные отме­ны пре­па­ра­тов, лечеб­ное голо­да­ние, хол­динг-тера­пия, эмо­ци­о­наль­но-стрес­со­вая пси­хо­те­ра­пия и проч., при­зван­ных рез­ко изме­нить реак­тив­ность, моби­ли­зо­вать защит­ные силы, совре­мен­ные про­то­ко­лы не пред­ла­га­ют ниче­го взамен.Современные тех­но­ло­гии интен­сив­ной пси­хо­фар­ма­ко­те­ра­пии не полу­чи­ли пока доста­точ­но­го при­зна­ния и рас­про­стра­не­ния (Боев И.В., 2017), в том чис­ле в силу про­ти­во­ре­чия меж­ду про­воз­гла­ша­е­мым про­грес­сив­ным тези­сом о пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ной меди­цине и насаж­да­е­мой на местах прак­ти­кой уни­фи­ка­ции син­дро­маль­но ори­ен­ти­ро­ван­ных стан­дар­тов лече­ния.

При­ви­тие меди­цине ста­ту­са «сфе­ры обслу­жи­ва­ния» в ком­плек­се с псев­до­де­мо­кра­ти­че­ски­ми анти­пси­хи­ат­ри­че­ски­ми уста­нов­ка­ми так­же не спо­соб­ству­ет ради­каль­но­сти лечеб­но-реа­би­ли­та­ци­он­ных меро­при­я­тий. Даже гос­пи­та­ли­зи­ро­вать ребен­ка без мате­ри, дабы разо­рвать их инерт­но-пато­ло­ги­че­ский сим­би­оз, сего­дня ста­ло про­бле­ма­тич­но.

«Осно­вой эво­лю­ци­он­но-био­ло­ги­че­ской кон­цеп­ции о болез­ни явля­ет­ся поло­же­ние о диа­лек­ти­че­ском един­стве орга­низ­ма с внеш­ней сре­дой». Это един­ство нагляд­но про­яв­ля­ет­ся в сезон­ных депрес­си­ях-мани­ях, суточ­ных и метео­па­ти­че­ских обостре­ни­ях состо­я­ния, а так­же в том, что как все живое наши паци­ен­ты тянут­ся к све­ту и чисто­му воз­ду­ху. Отсю­да обос­но­ван­ность более актив­но­го внед­ре­ния физио­те­ра­пии, курор­то­ло­гии (вме­сто закры­тия сана­тор­но-лес­ных школ и «нерен­та­бель­ных» пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ских сана­то­ри­ев), гипер­ба­ри­че­ской окси­ге­на­ции (при­шед­шей из педи­ат­рии во общую пси­хи­ат­рию, но так и не осво­ен­ной дет­ски­ми пси­хи­ат­ра­ми), све­то­ле­че­ния, фито­те­ра­пии в пси­хи­ат­ри­че­скую нау­ку и прак­ти­ку.

Это же мож­но ска­зать о соци­аль­ной сре­де. Закры­тие спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных и кор­рек­ци­он­ных школ при необес­пе­чен­но­сти пол­но­цен­ной инклю­зив­ной моде­ли вос­пи­та­ния (кста­ти, не без­уко­риз­нен­ной с пози­ций соци­аль­ной био­ло­гии, не гово­ря уже о него­тов­но­сти к этой моде­ли само­го обще­ства) лиши­ло детей с про­бле­ма­ми в раз­ви­тии пер­спек­тив как инклю­зии (при­ня­тия), так и соци­аль­ной инте­гра­ции.

«При изу­че­нии при­чи­ны (этио­ло­гии) пси­хи­че­ско­го забо­ле­ва­ния кли­ни­ци­сту все­гда при­хо­дит­ся учи­ты­вать два фак­та, име­ю­щих про­ти­во­по­лож­ное зна­че­ние для про­ис­хож­де­ния и предот­вра­ще­ния болез­ни: 1) повы­шен­ную реак­тив­ность выс­ших отде­лов нерв­ной систе­мы в отно­ше­нии раз­лич­ных воз­дей­ствий и 2) высо­кую пла­сич­ность, функ­ци­о­наль­ную подвиж­ность нерв­ных про­цес­сов в коре полу­ша­рий».  Дан­ный тезис под­твер­жда­ет­ся высо­кой эффек­тив­но­стью совре­мен­но­го оте­че­ствен­но­го мето­да ней­ро­пси­хо­ло­ги­че­ской кор­рек­ции (Семе­но­вич А.В., 2002; Кор­не­е­ва В.А., Шев­чен­ко Ю.С., 2010) в отно­ше­нии детей с диз­ней­ро­он­то­ге­не­ти­че­ской (по И.А.Скворцову) поч­вой пси­хи­че­ских рас­стройств и нару­ше­ний раз­ви­тия (боль­шин­ство паци­ен­тов дет­ско-под­рост­ко­во­го пси­хи­ат­ра, как извест­но, име­ют рези­ду­аль­но-орга­ни­че­скую цере­браль­ную недо­ста­точ­ность).

Это же каса­ет­ся тех­но­ло­гий, осно­ван­ных на кон­цеп­ции онто­ге­не­ти­че­ски-ори­ен­ти­ро­ван­ной пси­хо­те­ра­пии (Эйде­мил­лер Э.Г., Юстиц­кис В., 1999; Ю.С.Шевченко, 2012), вклю­чая пери­на­таль­ную пси­хо­ло­гию и пси­хо­те­ра­пию (Доб­ря­ков И.В., 2005), а так­же кор­рек­ци­он­ной вос­пи­та­тель­но-педа­го­ги­че­ской помо­щи (Купер Дж.О. и соавт., 2017). Необ­хо­ди­ма их даль­ней­шая раз­ра­бот­ка и широ­кое внед­ре­ние в служ­бу дет­ско­го пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья.

Общая же тео­рия пси­хи­ат­рии долж­на стро­ить­ся из пони­ма­ния того, что она явля­ет­ся не толь­ко есте­ствен­но­на­уч­ной, но и гума­ни­тар­ной дис­ци­пли­ной (Само­хва­лов В.П., Куз­не­цов В.Е., 2015; Зис­лин И., 2016). Сле­ду­ю­щий тезис Г.Е.Сухаревой пол­но­стью пред­вос­хи­ща­ет это поло­же­ние.

«Детер­ми­ни­ро­ван­ность физио­ло­ги­че­ских функ­ций соци­аль­ны­ми фак­то­ра­ми в кли­ни­ке пси­хи­че­ских забо­ле­ва­ний высту­па­ет еще более отчет­ли­во, чем в сома­ти­че­ской. Изме­не­ние соци­аль­ной сре­ды, обще­ствен­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний, тру­до­вой уста­нов­ки чело­ве­ка, его соци­аль­ной направ­лен­но­сти явля­ет­ся одним из важ­ных фак­то­ров для про­фи­лак­ти­ки и лече­ния пси­хи­че­ских забо­ле­ва­ний». Это дела­ет про­фес­сию пси­хи­ат­ра наи­бо­лее соци­аль­но актив­ной как в плане реа­би­ли­та­ции паци­ен­тов, так и в плане пер­вич­ной про­фи­лак­ти­ки хими­че­ских и нехи­ми­че­ских зави­си­мо­стей, суи­ци­даль­но­го и деви­ант­но­го пове­де­ния (вклю­чая сти­хий­ные фор­мы под­рост­ко­вой ини­ци­а­ции и соци­аль­но­го ижди­вен­че­ства), школь­ной диза­дап­та­ции и проч. Отсю­да сле­ду­ет, что и функ­ци­о­ни­ро­ва­ние служ­бы дет­ско­го пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья и под­го­тов­ка для нее ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных кад­ров пред­по­ла­га­ет как меж­про­фес­си­о­наль­ный под­ход на уровне кон­крет­но­го паци­ен­та (пси­хи­атр, соци­аль­ный работ­ник, пси­хо­лог, пси­хо­те­ра­певт, лого­пед, дефек­то­лог, спе­ци­а­лист по тру­до­те­ра­пии), так и меж­ве­дом­ствен­ное (не декла­ри­ру­е­мое, а истин­ное) вза­и­мо­дей­ствие орга­нов здра­во­охра­не­ния, соци­аль­ной, пси­хо­ло­ги­че­ской служ­бы и обра­зо­ва­ния (Север­ный А.А., Шев­чен­ко Ю.С. , 2013).

К сожа­ле­нию, такое вза­и­мо­дей­ствие актив­но тор­мо­зит­ся, а то и раз­ру­ша­ет­ся «свер­ху» как на орга­ни­за­ци­он­ном, так и на кон­цеп­ту­аль­ном уровне. К при­ме­ру, кли­ни­че­ская (меди­цин­ская) пси­хо­ло­гия никак не может вой­ти в регистр меди­цин­ских спе­ци­аль­но­стей, коли­че­ство спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных учре­жде­ний для детей с про­бле­ма­ми раз­ви­тия стре­ми­тель­но сокра­ща­ет­ся, прин­ци­пи­аль­но не решен вопрос о под­го­тов­ке пси­хо­те­ра­пев­тов из кли­ни­че­ских пси­хо­ло­гов. Дет­ские же пси­хо­те­ра­пев­ты и меди­цин­ские пси­хо­ло­ги пред­став­ля­ют собой сво­е­го рода пору­чи­ков Киже (или «несу­ще­ству­ю­щих живот­ных») посколь­ку отсут­ству­ют как в офи­ци­аль­ном спис­ке спе­ци­аль­но­стей, так и в спис­ке долж­но­стей.

Далее Г.Е.Сухарева пишет: «Исхо­дя из эво­лю­ци­он­но­го прин­ци­па, мож­но ска­зать, что вся­кое пато­ген­ное воз­дей­ствие на ран­них ста­ди­ях раз­ви­тия нерв­ной систе­мы нару­ша­ет ее даль­ней­ший онто­ге­нез, меня­ет тип реак­ции на раз­дра­жи­те­ли. Если эта пере­строй­ка типа реа­ги­ро­ва­ния нерв­ной систе­мы идет в пато­ло­ги­че­ском направ­ле­нии и сни­жа­ет ее при­спо­со­би­тель­ные функ­ции, то созда­ет­ся так назы­ва­е­мое «при­об­ре­тен­ное пред­рас­по­ло­же­ние к забо­ле­ва­нию».

Ины­ми сло­ва­ми, любая ран­няя, тяже­лая или дли­тель­ная вред­ность, даже не вызвав­шая забо­ле­ва­ния, обу­слов­ли­ва­ет диз­ней­ро­он­то­ге­не­ти­че­ское изме­не­ние реак­тив­но­сти, созда­ю­щее соб­ствен­ный или иска­жа­ю­щее кон­сти­ту­ци­о­наль­ный диа­тез и фор­ми­ру­ю­щее пато­ло­ги­че­ски изме­нен­ную (непол­но­цен­ную) поч­ву. Это дела­ет ати­пич­ным кон­сти­ту­ци­о­наль­ный ответ на спе­ци­фи­че­ский или неспе­ци­фи­че­ский стресс. Суще­ству­ю­щие же и созда­ва­е­мые «стан­дар­ты» не учи­ты­ва­ют ни диа­тез, ни изме­нен­ную «поч­ву». Вызы­ва­ет боль­шие сомне­ния целе­со­об­раз­ность раз­ра­бот­ки стан­дар­тов лече­ния, осно­ван­ных не на нозо­ло­ги­че­ской, а на ста­ти­сти­че­ской клас­си­фи­ка­ции. Тем более, что послед­нюю точ­ку в этих доку­мен­тах ста­вит не кли­ни­цист, а эко­но­мист.

По это­му пово­ду Г.Е.Сухарева пишет: «Пер­вые два поло­же­ния, уста­нав­ли­ва­ю­щие спе­ци­фич­ность дей­ствия пато­ген­но­го аген­та и диа­лек­ти­че­ское един­ство этио­ло­гии и пато­ге­не­за болез­ни, могут слу­жить тео­ре­ти­че­ской осно­вой для созда­ния нозо­ло­ги­че­ской клас­си­фи­ка­ции». Соглас­но этио­па­то­ге­не­ти­че­ско­му под­хо­ду спе­ци­фи­че­ские этио­ло­ги­че­ские фак­то­ры обу­слов­ли­ва­ют сле­ду­ю­щие нозо­ло­ги­че­ские груп­пы: 1) пси­хо­ген­ные, 2) сома­то­ген­ные, 3) энце­фа­ло­па­ти­че­ские (а-внеш­ние или б-внут­рен­ние повре­жде­ния моз­га), 4) социо­ген­ные, 5) наслед­ствен­ные (эндо­ген­но-про­цес­су­аль­ные забо­ле­ва­ния и «семей­ные» синдромы-болезни).Они про­яв­ля­ют­ся соот­вет­ству­ю­щи­ми при­спо­со­би­тель­ны­ми фило­ге­не­ти­че­ски детер­ми­ни­ро­ван­ны­ми и кон­сти­ту­ци­о­наль­но оформ­лен­ны­ми пси­хо­па­то­ло­ги­че­ски­ми отве­та­ми (пси­хо­ти­че­ско­го или погра­нич­но­го уров­ня) на экзо­ген­ную или эндо­ген­ную вред­ность и соот­вет­ству­ю­щей ей дина­ми­кой (про­гре­ди­ент­ной, регре­ди­ент­ной, ситу­а­ци­он­но-воз­раст­ной). Неспе­ци­фи­че­ские стрес­со­ген­ные фак­то­ры вызы­ва­ют пре­иму­ще­ствен­но кон­сти­ту­ци­о­наль­ные отве­ты, 6) реак­тив­но-диа­те­ти­че­ские (эндо-реак­тив­ные) — «кон­сти­ту­ци­о­наль­ные типы реак­ций» (по П.Б.Ганнушкину). Край­ние носи­те­ли диа­те­ти­че­ской (ано­маль­ной) кон­сти­ту­ции (сами про­во­ци­ру­ю­щие пси­хо­ген­ные стрес­сы и лег­ко деком­пен­си­ру­ю­щи­е­ся в ответ на любую вред­ность) нозо­ло­ги­че­ски пред­став­ле­ны, 7) пси­хо­па­ти­я­ми. Этио­ло­ги­че­ски неспе­ци­фи­че­ские вред­но­сти, нару­ша­ю­щие эво­лю­тив­ные или инво­лю­тив­ные меха­низ­мы онто­ге­не­за фор­ми­ру­ют соот­вет­ству­ю­щие про­дук­тив­но- и нега­тив­но-дизон­то­ге­не­ти­че­ские «воз­раст­ные» нозо­ло­гии, 8) дизон­то­ге­не­ти­че­ские рас­строй­ства: а — спе­ци­фи­че­ские для дет­ско­го воз­рас­та; б — спе­ци­фи­че­ские для воз­рас­та обрат­но­го раз­ви­тия (Шев­чен­ко Ю.С., 2011).

Про­зор­ли­во пред­ви­дя сего­дняш­ний редук­ци­о­низм в нашей спе­ци­аль­но­сти Г.Е.Сухарева под­чер­ки­ва­ла: «После­до­ва­тель­ное про­ве­де­ние нозо­ло­ги­че­ско­го прин­ци­па при груп­пи­ров­ке пси­хи­че­ских забо­ле­ва­ний сле­ду­ет рас­смат­ри­вать как про­гресс пси­хи­ат­ри­че­ской нау­ки и прак­ти­ки. В син­дро­мо­ло­ги­че­ской кон­цеп­ции отоб­ра­же­ны реак­ци­он­ные идеи мета­фи­зи­че­ско­го пред­став­ле­ния о болез­ни, выдви­га­ю­щие на пер­вый план ста­ти­ку отдель­ных син­дро­мов и не учи­ты­ва­ю­щие тип тече­ния болез­ни (остро­та нача­ла и темп ее даль­ней­ше­го тече­ния)».

Более полу­ве­ка назад кори­фей оте­че­ствен­ной пси­хи­ат­рии предо­сте­ре­га­ла кол­лег отно­си­тель­но «Тро­ян­ско­го коня» меж­ду­на­род­ных клас­си­фи­ка­ций, губя­щих кли­ни­че­ское мыш­ле­ние. Подо­бо­страст­ное сле­до­ва­ние им ото­рва­ло пси­хи­ат­ров от тра­ди­ци­он­но­го этио-пато­ге­не­ти­че­ско­го прин­ци­па и сде­ла­ло мно­гие науч­ные, в том чис­ле дис­сер­та­ци­он­ные иссле­до­ва­ния «мел­ко­тем­ны­ми» и без­кон­цеп­ту­аль­ны­ми, напо­ми­на­ю­щи­ми ста­ти­сти­че­ски под­кра­шен­ный «Отчет о про­де­лан­ной рабо­те».

После­до­ва­тель­но отста­и­вая дина­ми­че­ский под­ход, осно­во­по­лож­ник оте­че­ствен­ной дет­ской пси­хи­ат­рии ука­зы­ва­ла: «Каж­дый болез­нен­ный про­цесс име­ет свою функ­ци­о­наль­ную ста­дию раз­ви­тия, когда пре­об­ла­да­ют защит­ные меха­низ­мы, толь­ко на после­ду­ю­щих эта­пах болез­ни деструк­тив­ные явле­ния ста­но­вят­ся пре­об­ла­да­ю­щи­ми и могут при­об­ре­сти более стой­кий, необ­ра­ти­мый харак­тер в виде мор­фо­ло­ги­че­ских, струк­тур­ных нару­ше­ний. Поэто­му так важ­но ран­нее рас­по­зна­ва­ние болез­ни и свое­вре­мен­ное ее лече­ние».

Ран­нее рас­по­зна­ва­ние пред­по­ла­га­ет при­бли­жен­ность пси­хи­ат­ри­че­ской служ­бы к насе­ле­нию и актив­ную дис­пан­се­ри­за­цию, начи­ная с ран­не­го воз­рас­та, что невоз­мож­но без раз­ви­тия мик­ро­пси­хи­ат­рии, как в орга­ни­за­ци­он­ном, так и в обра­зо­ва­тель­ном и науч­ном плане, вклю­чая диа­гно­сти­че­ский и тера­пев­ти­че­ский аспек­ты (с пер­спек­ти­вой появ­ле­ния онто­ге­не­ти­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ной пси­хо­фар­ма­ко­те­ра­пии).

Умест­но напом­нить, что любая вра­чеб­ная спе­ци­аль­ность, не име­ю­щая сво­ей «дет­ской» парал­ле­ли или суб­спе­ци­аль­но­сти апри­о­ри рабо­та­ет с «нуля», т.е. с рож­де­ния потен­ци­аль­но­го паци­ен­та. Те, кто исклю­чил дет­скую пси­хи­ат­рию (рав­но как дет­скую нев­ро­ло­гию и ряд дру­гих педи­ат­ри­че­ских спе­ци­аль­но­стей) из спис­ка вра­чеб­ных спе­ци­аль­но­стей в 1995 году, види­мо дума­ли о чем угод­но, кро­ме буду­ще­го стра­ны – о под­рас­та­ю­щем поко­ле­нии. У тех, от кого это буду­щее зави­сит сей­час есть два вари­ан­та: либо вос­ста­но­вить спе­ци­аль­ность, назвав ее как, напри­мер, в Гер­ма­нии – «дет­ская пси­хи­ат­рия-пси­хо­те­ра­пия»; либо офи­ци­аль­но обя­зать всех общих пси­хи­ат­ров рабо­тать «с нуля».

Нель­зя неоста­но­вить­ся на сле­ду­ю­щем поло­же­нии эво­лю­ци­он­но-био­ло­ги­че­ской кон­цеп­ции: «При рас­по­зна­ва­нии фор­мы забо­ле­ва­ния и его пато­ге­не­за врач все­гда стро­ит пред­по­ло­же­ние о харак­те­ре пато­ло­ги­че­ско­го про­цес­са, лежа­ще­го в осно­ве болез­ни, его мор­фо­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стях, его рас­про­стра­не­нии в тех или дру­гих орга­нах… явству­ет необ­хо­ди­мость раз­ре­ше­ния еще более слож­ной зада­чи, а имен­но: рас­по­знать на осно­ве кли­ни­че­ских и экс­пе­ри­мен­таль­ных дан­ных функ­ци­о­наль­ное состо­я­ние дан­но­го боль­но­го орга­на или, вер­нее, дан­ной физио­ло­ги­че­ской систе­мы».

Ины­ми сло­ва­ми, что­бы лечить кон­крет­ную болезнь у кон­крет­но­го боль­но­го нужен функ­ци­о­наль­ный диа­гноз (кото­рый струк­ту­ри­ро­ван в неис­поль­зу­е­мом мно­го­осе­вом под­хо­де, пред­ла­га­е­мом МКБ-10 – пожа­луй, един­ствен­ном бес­спор­ном пози­ти­ве дей­ству­ю­щей номен­кла­ту­ры). «Стан­дар­ты», ори­ен­ти­ро­ван­ные на син­дро­мы, не пред­ла­га­ют лечить боль­но­го и не обя­зу­ют вра­ча быть иссле­до­ва­те­лем, к чему при­зы­ва­ла Г.Е. Суха­ре­ва. Отсут­ствие же общей тео­рии пси­хи­ат­рии не направ­ля­ет мыш­ле­ние даже дума­ю­ще­го про­фес­си­о­на­ла на рас­кры­тие пато­ге­не­за. А если прак­ти­ка не ста­вит вопро­сов, то и нау­ка не слиш­ком оза­бо­чи­ва­ет­ся, что­бы на них отве­тить. Так фор­ми­ру­ет­ся circulusvitiosus нашей нау­ки и прак­ти­ки.

Заклю­чая пред­став­ле­ние сво­ей кон­цеп­ции Г.Е. Суха­ре­ва пишет: «Не огра­ни­чи­ва­ясь толь­ко изло­же­ни­ем кли­ни­ки и тера­пии пси­хи­че­ских забо­ле­ва­ний у детей, мы уде­ля­ем боль­шое вни­ма­ние рас­смот­ре­нию прин­ци­пи­аль­ных вопро­сов общей пси­хи­ат­рии — про­бле­ме сущ­но­сти пси­хи­че­ских болез­ней, прин­ци­пов их груп­пи­ров­ки и диа­гно­сти­ки».

К сожа­ле­нию, орга­ни­за­то­ра­ми здра­во­охра­не­ния забыт сле­ду­ю­щий тезис вели­ко­го мэт­ра: «Каж­дый пси­хи­атр, неза­ви­си­мо от того, рабо­та­ет ли он в обла­сти дет­ской или общей пси­хи­ат­рии, дол­жен твер­до пом­нить, что пра­виль­ная поста­нов­ка дет­ской пси­хи­ат­рии есть один из важ­ных путей про­фи­лак­ти­ки пси­хи­че­ской забо­ле­ва­е­мо­сти взрос­ло­го насе­ле­ния».

Сего­дня дет­ская пси­хи­ат­рия уже сама обо­га­ща­ет свою almamater эво­лю­ци­он­но-дина­ми­че­ским под­хо­дом, а это – без­услов­ный кри­те­рий само­сто­я­тель­ной спе­ци­аль­но­сти.

В то же вре­мя, вме­сто вос­ста­нов­ле­ния кли­ни­че­ской спе­ци­аль­но­сти «дет­ская пси­хи­ат­рия» про­ис­хо­дит ее тихая дегра­да­ция как в науч­ном, так и в про­фес­си­о­наль­ном и орга­ни­за­ци­он­ном плане. К сожа­ле­нию, это соот­вет­ству­ет прин­ци­пу упо­мя­ну­то­го выше печаль­но извест­но­го исто­ри­че­ско­го лиде­ра: «Нет чело­ве­ка – нет про­бле­мы».

Как видим, при­ве­ден­ные поло­же­ния эво­лю­ци­он­но-био­ло­ги­че­ско­го под­хо­да к пони­ма­нию при­ро­ды пси­хи­че­ских рас­стройств, зву­чат вполне совре­мен­но и име­ют самые широ­кие пер­спек­ти­вы. Обще­при­зна­но, что нет ниче­го более прак­тич­но­го, чем хоро­шая тео­рия. В этом смыс­ле твор­че­ское обра­ще­ние к кон­цеп­ции Г.Е.Сухаревой – пре­крас­ная аль­тер­на­ти­ва атео­ре­ти­че­ско­му и застой­но­му состо­я­нию сего­дняш­ней пси­хи­ат­рии.

 

Лите­ра­ту­ра:

  1. Боев И.В. Совре­мен­ные аспек­ты пси­хо­фра­ма­ко­те­ра­пев­ти­че­ских тех­но­ло­гий. Доклад на XV Меж­ре­ги­о­наль­ная науч­но-прак­ти­че­ская кон­фе­рен­ция «Обще­ство и пси­хи­че­ское здо­ро­вье» (25–27 мая 2017 года, г. Став­ро­поль). Став­ро­поль, 2017.
  2. Вар­та­нян М.Е. Био­ло­ги­че­ские осно­вы пси­хи­че­ских забо­ле­ва­ний // Руко­вод­ство по пси­хи­ат­рии / Под ред. А.В.Снежневского. — Т.1. М.: Меди­ци­на, 1983.- с. 97–158.
  3. Доб­ря­ков И.В. Пери­на­таль­ная пси­хо­те­ра­пия // Дет­ская пси­хи­ат­рия: Учеб­ник / Под ред. Э.Г.Эйдемиллера. — СПб: Питер, — — с. 795–806.
  4. Зис­лин И. Опыт раз­ра­бот­ки фило­ло­ги­че­ских ана­ло­гий для пси­хи­ат­рии. // Неза­ви­си­мый пси­хи­ат­ри­че­ский жур­нал. № 2, — М., — 2016. — с.58–69.
  5. Клин­ков В.Н. Обря­ды ини­ци­а­ции и эво­лю­ция под­рост­ко­вой пси­хо­па­то­ло­гии. ActaPsychiatry, Psychother., etEthologicaTavrica № 3, 1995.- р. 131–137.
  6. Кор­не­е­ва В.А., Шев­чен­ко Ю.С. Ней­ро­пси­хо­ло­ги­че­ская кор­рек­ция погра­нич­ных состо­я­ний у детей и под­рост­ков (тео­рия и прак­ти­ка). М., ИД «ТАКТ». — 2010. — 154 с.
  7. Купер Дж.О., Херон Т.Э., Хью­ард У.Л. При­клад­ной ана­лиз пове­де­ния. Пер с англ. — М.: Прак­ти­ка, 2016. — 864 с.
  8. Микир­ту­мов Б.Е., Кощав­цев А.Г., Гре­ча­ный С.В. Кли­ни­че­ская пси­хи­ат­рия ран­не­го дет­ско­го воз­рас­та. – СПб: Питер, 2001. — 256с.
  9. Само­хва­лов В.П., Гиль­бурд О.А., Его­ров В.И. Социо­био­ло­гия в пси­хи­ат­рии. — М.: Изд-й дом Видар-М, 2011. — 336 с.
  10. Само­хва­лов В.П., Куз­не­цов В.Е. /ред./ Пси­хи­ат­рия и искус­ство. М.: Изд. дом Вида-М, 2015. — 376.
  11. Север­ный А.А., Шев­чен­ко Ю.С. Орга­ни­за­ци­он­ные про­бле­мы систе­мы охра­ны дет­ско­го пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья. Вопро­сы пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья детей и под­рост­ков. 2013 (13), №2, М., – С. 5–11.
  12. Семе­но­вич А.В. Ней­ро­пси­хо­ло­ги­че­ская диа­гно­сти­ка и кор­рек­ция в дет­ском воз­расте: Учеб. Посо­бие для высш. учеб. заве­де­ний. – М.: Изда­тель­ский центр «Ака­де­мия», 2002. — 232с.
  13. Суха­ре­ва Г.Е. Кли­ни­че­ские лек­ции по пси­хи­ат­рии дет­ско­го воз­рас­та. М., 1955. – Т.1. – 458 с.
  14. Сухо­ти­на Н.К. Гипер­ки­не­ти­че­ские рас­строй­ства у детей и под­рост­ков. //Детская и под­рост­ко­вая пси­хи­ат­рия: Кли­ни­че­ские лек­ции для про­фес­си­о­на­лов / Под ред. Ю.С.Шевченко.- 2-е изд. – Москва : ООО «Изда­тель­ство «Меди­цин­ское инфор­ма­ци­он­ное агент­ство», 2017.- с. 532- 552.
  15. Хай­рет­ди­но­вО. З. Кли­ни­ко-это­ло­ги­че­ская диф­фе­рен­ци­а­ция аути­сти­че­ских рас­стройств в дет­ском воз­расте. Авто­реф. дисс.канд мед наук. СПб., 2015. — 24 с.
  16. Шев­чен­ко Ю.С. Систе­ма­ти­за­ция пси­хи­че­ских рас­стройств // Дет­ская и под­рост­ко­вая пси­хи­ат­рия: Кли­ни­че­ские лек­ции для про­фес­си­о­на­лов / Под ред. Ю.С. Шев­чен­ко. М.: ООО «Меди­цин­ское инфор­ма­ци­он­ное агент­ство», 2011. — с. 72–95.
  17. Шев­чен­ко Ю.С. Это­ло­ги­че­ские меха­низ­мы пси­хо­па­то­ло­ги­че­ских рас­стройств. //Детская и под­рост­ко­вая пси­хи­ат­рия: Кли­ни­че­ские лек­ции для про­фес­си­о­на­лов /Под ред. Ю.С. Шев­чен­ко. М.: ООО «Меди­цин­ское инфор­ма­ци­он­ное агент­ство», 2011. — с. 579–622.
  18. Шев­чен­ко Ю.С. Онто­ге­не­ти­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ная (рекон­струк­тив­но-кон­дук­тив­ная) пси­хо­те­ра­пия — про­стран­ствен­но-вре­мен­ная модель инте­гра­ции. //Психотерапия №10 (118), М., 2012.- с.55–62.
  19. Шев­чен­ко Ю.С., Баз­ды­рев Е.И. Эво­лю­ци­он­но-био­ло­ги­че­ская при­ро­да пси­хо­па­то­ло­ги­че­ско­го диа­те­за. Амбу­ла­тор­ная и боль­нич­ная пси­хо­те­ра­пия и меди­цин­ская пси­хо­ло­гия. Вып. 11, М., 2013. — с. 181–193.
  20. Эйде­мил­лер Э.Г., Юстиц­кис В. Пси­хо­ло­гия и пси­хо­те­ра­пия семьи. – СПб.: ЗАО «Изда­тель­ство «Питер», 1999. — 656 с.
  21. Eibl-Eibesfeldt I. Humanethologie. Berlin, N.-Y. Plenuv Press, 1985. – 875 p.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top